Игра навес это

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Чемпионат Беларуси по футболу на Куличках


игра навес это

2017-07-24 14:29 1 я речь Ой вы гости господа, Мы позвали вас сюда Чтоб не смели вы скучать, Разрешите же management homework help with accounting proposal research my coupons meister essay custom autobiography person bipolar with of a disorder essay by students




У России ужасное прошлое и великое будущее! И так будет всегда...


Анна Каренина не нашла в жизни настоящего мужчины и поэтому легла под поезд...


ПАО Газпром

ПАО Газпром

Как создать альпинарий, рокарий и другие композиции из камней в саду и на даче, какие 1 Утвердить СанПиН 2452409 08 Санитарно эпидемиологические требования к организации





Увидел я тут недавно клип группы "Мальчишник" (секс, как это мило...) и навеяло: La muzhic (исполняется на мотив песни "Секс" (Мальчишник)) Я на пляже загорала, шевелиться было лень, Но вдруг какой-то недоумок на меня отбросил тень. Сейчас я выскажу, что думаю о нем, не тая... Уау... какой мужик... ой, мама моя... Мужик и правда был роскошный, мускулистый такой. Я на него едва взглянула -- потеряла свой покой. Мои слова застряли в горле -- ни туда, ни сюда. И я смогла лишь промычать: ой, мама моя... Припев: Уау! Уау, Как это мило. Уау! Уау, Такой мужчина. Уау! Уау, Как это мило. Уау... Вж вж, вж-вж. Я познакомилась с ним, ах, как был он хорош, При взгляде на него меня охватывала дрожь. Он был лучше всех, он был -- просто блеск. Меня ужасно возбуждал его шерсти треск, Когда почесывал он свою могучую грудь. Он был великолепен, но не в этом суть. Чесал себе он руки, ноги и... ох, мамочка, мать... И тут он просит: Не могла бы ты мне спину почесать? Припев. Меня отнес он на руках в комнатушку мою И положил на кровать, а я от страсти вся горю. Он раздевается неспешно, мой могучий вандалл, И ниже пояса болтается огромнейший кинжал. Он отстегнул кинжал и сбоку положил на кровать, Сейчас, я думаю, он станет меня нежно целовать, Но он прилег со мною рядом и зевнул от души И говорит мне так устало: ну-ка спину почеши. Припев. Меня обидел этот жлоб, но я чесать начала Сначала медленно и вяло, но потом я в раж вошла. Я обломала все ногти об его густую шерсть Но не могла остановиться и чесала часов шесть. Я чесала его так, что скрип стоял на весь двор, Я устроила ему чесательный террор. Я чесала его сидя, я чесала его лежа, И на голове я чесала его тоже. Припев. В изнемождении огромном выползала в коридор, Но вскоре я услышала того амбала стон: Он хотел еще. Нет, только не я, Ведь я и так чесала все и даже дольше, чем могла. Так что быстро одевайся и проваливай вон, А мне сейчас потребуется длительный сон. Ну, может быть завтра... часиков в пять, Я тебе и смогу чего-нибудь почесать. Припев. Уже состарились мы оба, скоро будет нам капут. Уж наши дети повзрослели, и внуки в школу идут. Но все равно, когда мой муж себе почесывает грудь, Я не могу дышать спокойно, не говоря уж про уснуть. Уж мне казалось, изучила я его со всех сторон, Но удивил меня недавно мой любимый мудозвон. Я слуху своему не верю, я ослышаться боюсь. А он мне тихо говорит: "Помой меня... Я весь чешусь." Припев. P.S. Привет Марии Семеновой (Волкодав2). Идея этой песни "слизана" с ее "Стрекозы" и творчески переработана.


Ярославский политех, начало 90-х годов. Лекция по физике в поточной аудитории, знаете, такие в форме амфитеатра, где доска и преподаватель - внизу, а студенты - на рядах. Регламент мероприятия следующий: препод читает скучнейший материал, выводит формулы, комментируя их, вся аудитория - страдает чем только можно кроме конспектирования лекции, поскольку до тех пор пока слышна речь препода - это значит он стоит спиной к аудитории и пишет на доске. Как только пауза, все вскидывают головы - ибо препод повернулся лицом к студентам, чтобы проконтролировать внимание. Короче на апогее этой игры - один делает вид что преподает, все делаеют вид, что слушают, у него начинает заканчиваться место на доске. После разворота и заполнения всех дополнительных досок он оказывается перед вопросом стирания с доски. Он, не прекращая повествования, начинает искать тряпку, и натыкается на непотребного вида кусок какого-то материала, с огромным количеством кальция, т.е. мела на нем, засохший, как мумия Рамзеса. Следующим предметом поиска, при непрекращающемся повествовании, становится ведро с водой. Аудитория, в основной своей массе, не прекращает своих занятий, поскольку речь препода идет пока беспрерывно; он же обнаруживает ведро в дальнем темном углу, направляется к нему, опускает туда тряпку и.... в этот момент делает паузу. Все дружно вскидывают головы с умными внимательными лицами, но, не обнаружив препода, начинают в недоумении пытаться локализовать его местоположение. Помощь приходит неожиданно: из темного угла раздается характерный журчащий звук выжимаемой тряпки, взорам аудитории предстает картина: спиной ко всем, расставив ноги и спрятав руки где-то спереди на уровне чуть ниже пупа, молча стоит мужик и что-то себе там журчит... Минут пять после этого вся аудитория ползала по полу в конвульсиях от непередаваемых ощущений.